Идет загрузка...
Сегодня:  Вторник, 23 Июля, 2024 года

Статьи

Почему Huawei это британская компания, а не китайская?

Georgiy
Автор:
Georgiy
10:35, Среда, 13 Июля, 2022 года
Почему Huawei это британская компания, а не китайская?
     Вокруг крупнейшей китайской компании Huawei долгие годы ходят обсуждения экспертов и журналистов по поводу того, кто являются ее настоящими собственниками? Те, кто пытаются это понять, видят, что информация тщательно скрывается, а простых китайцев руководство Huawei вводит в заблуждение. Почему борьба Huawei с правительством США – это ширма, а компанией владеет Британия?
    

Сперва о том, что не все прозрачно в Huawei в вопросе собственников обратил внимание профессор США Кристофер Бэлдинг. Он опубликовал пятнадцатистраничную статью со схемой собственников компании. И увидел, что только 1, 14% принадлежат китайскому предпринимателю, бывшему офицеру Народно-освободительной армии Китая, Жэнь Чжэнфэю, а остальная доля 98, 86% принадлежит «Huawei Investment & Holding Trade Union Committee» .

Компания утверждает, что «принадлежит сотрудникам» и любит показывать журналистам бумажный реестр своих владельцев, хранящийся под стеклом в штаб-квартире компании, однако реальная схема владения совершенно непрозрачна. Как удалось установить экономистам, в 1990 году компания действительно начала распространять свои акции среди сотрудников, однако к 2000 году эта программа была свёрнута, а в 2001 году у сотрудников каким-то образом отобрали их акции.
     (Кому на самом деле принадлежит Huawei? Расследование экономистов)

Забегая вперед, сразу скажу, как устроена британская схема выкупа долей в стратегически важных корпорациях:

1) создается инвестиционный банк в британском офшоре;

2) государственные деньги Британии под видом частных инвестиций вкладываются в британский офшорный инвестиционный банк;

3) британский офшорный инвестиционный банк выкупает контрольный или почти полный пакет акций в стратегически важных корпорациях по всему миру.

Возвращаясь к Huawei, видно, как в компании реализуются производные финансовые инструменты. Производные – означают, что они основаны на базовом активе – акции, но несут лишь информацию о нем, например, курсовую стоимость, но не закрепляют реальные права для ее владельцев.

У сотрудников есть лишь «виртуальные акции» – они дают право на получение части прибыли до разрыва трудового договора, но не могут быть проданы и не дают права на участие в управлении компанией. Иными словами, они совсем не имеют отношения к тому, чтобы работники владели Huawei.
     (Кому на самом деле принадлежит Huawei? Расследование экономистов)

В 2019 г. журналист газеты New York Times также поднял тему того, кто являются собственниками Huawei?

В четверг главный секретарь совета директоров Huawei Цзян Сишэн более 90 минут выступал перед небольшой группой журналистов. Цель состояла в том, чтобы помочь объяснить право собственности компании после того, как два американских исследователя написали отчет, в котором обвинили Huawei в том, что она вводит в заблуждение по этому вопросу.
     (NYT, "Who Owns Huawei? The Company Tried to Explain. It *** Complicated")

Как пишет NYT, Huawei пытается доказать, что она принадлежит ее же сотрудникам и не контролируется ни государством ни тем более иностранными структурами.

Сотрудники Huawei якобы объединены в профсоюз, а этот профсоюз носит название «Huawei Investment & Holding Trade Union Committee», который в начале данной статьи упоминался с долей 98, 86%.

Это профсоюз Huawei, сказал г-н Цзян в четверг, и он владеет большей частью компании исключительно из юридических соображений. Согласно китайскому законодательству, только определенные виды юридических лиц могут быть зарегистрированными владельцами закрытых компаний, и профсоюз является одним из них.
     (там же)

Почему эксперты не могут понять, кто владеет компанией «Huawei Investment & Holding Trade Union Committee», имеющей долю 98, 86% акций Huawei?

Все становится ясным. То место, где зарегистрировано «Huawei Investment & Holding Trade Union Committee» просто не раскрывает данные о юридических лицах.

Профсоюз Huawei зарегистрирован в профсоюзе правительства города Шэньчжэнь и платит взносы. Но муниципальный союз не имеет никакого влияния на деятельность профсоюза Huawei или компании, сказал г-н Цзян.
     (там же)

Ничего не напоминает? Правильно, это типичная британская офшорная схема регистрации фирм для сокрытия данных. И город Шэньчжэнь, где зарегистрирована материнская компания Huawei, является китайским офшором.

...под офшорами понимается особая форма экономических зон. К СЭЗ Китая относятся: Шэньчжень, Чжухай, Шаньтоу, Сямэнь. Они расположены на юго-востоке страны и непосредственно примыкают к Макао, Гонконгу или ориентированы на Тайвань и другие страны Юго-Восточной Азии.
     (МГИМО, "Китайская грамота: офшоры большого Китая")

В китайских офшорах зарегистрированы большое число компаний с британским капиталом, работающих в самых разных областях. И с большой вероятностью можно сказать, что причина, по которой не раскрываются данные материнской компании «Huawei Investment & Holding Trade Union Committee» - это та, что ее собственником является иностранная структура, а именно – британское правительство в лице инвестиционных банков.

То, что владельцем является именно Британия говорят многие факты. В рамках данной статьи не будем погружаться в технические термины, но уместно привести в пример тот же мобильный процессор «HiSilicon K3», выпускающейся компанией HiSilicon, являющейся подразделением Huawei. Процессоры базируются на британской архитектуре ARM.

В 2004 году, став самостоятельной компанией и получив лицензии британской фирмы ARM, HiSilicon приступил к созданию собственного RISC-процессора K3
     (Википедия, HiSilicon K3)

Но более о британском капитале в «Huawei Investment & Holding Trade Union Committee» свидетельствует та ширма, которая создается вокруг Huawei.

внутренняя структура управления профсоюзного комитета Huawei Investment & Holding Co., Ltd. совершенно непрозрачна. Наши данные подтверждают, что структура собственности Huawei не только непрозрачна, но и весьма необычна для Китая
     (Sayari, "What’s the Deal with Huawei’s Ownership?")

Необычность возникает из-за присутствия в Huawei целей, которые лежат за рамки классического бизнеса. Huawei Британией используется в политических целях, что видно из сообщения Reuters.

Министерство юстиции США обнародовало обвинительное заключение в отношении Huawei и некоторых организаций, которые заявили, что компания вступила в сговор с целью предоставления запрещенных финансовых услуг Ирану. Департамент заявил, что у него есть разумные основания для вывода о том, что Huawei «занимается деятельностью, противоречащей интересам национальной безопасности или внешней политики США»
     (Reuters, "China's Huawei, 70 affiliates placed on U.S. trade blacklist")

Huawei активно используется Британией на политической арене через США. При этом, чтобы отвести ответственность, английское государство создает различные ширмы. Одним из них является следующее.

Министерство торговли США заявило в среду, что добавляет Huawei Technologies Co Ltd и 70 аффилированных лиц в свой так называемый «список юридических лиц» — шаг, который запрещает телекоммуникационному гиганту покупать запчасти и компоненты у американских компаний. без одобрения правительства США.
     (там же)

По отношению к России, Британия использует Huawei для создания так называемого эффекта массы, когда хочет показать, что к антироссийским санкциями якобы присоединились и китайские компании.

Huawei начала закрывать фирменные магазины в России
     (Газета Ведомости)

Но никакой массы на самом деле не существует. И как всегда это бывает, за многими процессами стоят одни и те же лица.

Продвижение этого поста
Статья опубликована в проекте Пресс-секретарь.
Зарегистрируйтесь и опубликуйте свои статьи.
Нравится
0
Не нравится
0
1651 | 0 | 0
Facebook